О стратификации морфологических единиц и явлений в грамматическом строе русского языка

Г.И. Панова (Хакасский государственный университет имени Н.Ф. Катанова, ул. Ленина, 90, 655000, Абакан, Республика Хакасия, Россия)
E-mail: gipanova@mail.ru

В статье с позиций разграничения разных уровней существования грамматического строя анализируется ре- презентация морфологической формы как единицы абстрактной грамматической системы на уровне лексических единиц в словоформе и на уровне высказывания в словоформе-синтаксеме. С учетом результатов содержательного взаимодействия морфологической формы с лексемой и контекстом выделяются три типа реализации морфоло- гического значения в структуре словоформ и высказываний. Описываются уровни проявления и дифференциации морфологической омонимии с указанием способов дифференциации.

Ключевые слова: морфологическое значение, морфологическая форма, словоформа, словоформа-синтаксема, морфологическая омонимия.

Александр Владимирович Бондарко начинает один из разделов монографии «Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии» таким утверждением: «В лингвистической традиции издавна так или иначе дифференцировались разные уровни (или аспекты) с у щ е с т в о в а н и я и, соответственно, о п и с а н и я грамматических категорий. Особенно существенным представляется разграничение 1) уровня абстрактной грамматической системы (рассматриваемой в отвлечении от лексики); 2) уровня репрезентации абстрактной грамматической системы в лексически конкретных единицах; 3) уровня функционирования грамматических единиц в составе высказывания, в тексте» (разрядка наша. – Г. П.) [Бондарко 1983: 100].

Представляется, что значимость этого подхода к анализу языковых единиц еще не выявлена в полной мере. Разграничение данных уровней грамматического строя является исходным не только при анализе плана содержания морфологических форм (далее: МФ), в связи с чем они и были выделены, но и при рассмотрении иного, причем весьма неоднородного морфологического материала. Этот факт свидетельствует, на наш взгляд, о том, что А.В. Бондарко не просто разработал принципиальное для морфологии теоретическое положение, но создал новый метод исследования морфологического строя синтетического языка – метод поуровневого анализа. Только с позиций разграничения разных уровней существования грамматических единиц можно наиболее четко представить общую структуру морфологического строя русского языка, стратификацию его единиц и явлений.

В данной статье рассматриваются: 1) МФ как главная единица синтетической морфологии, 2) общие типы реализации ее значения на уровне слова и высказывания и 3) уровни проявления и дифференциации морфологической омонимии. Адекватное представление об этих морфологических реалиях можно получить, на наш взгляд, только методом поуровнего анализа.

1. Морфологическая форма на разных уровнях грамматического строя. МФ (грамматическая форма слова, или форма слова) – это базовая единица синтетического морфологического строя русского языка. История учения о МФ в русском языкознании может стать предметом специального рассмотрения, здесь же мы только отметим основные подходы к ее пониманию. Имеющиеся в научной и справочной литературе, а также в грамматиках и учебных пособиях по морфологии определения МФ освещают ее в большинстве своем в трех аспектах: по отношению к слову, по отношению к словоформе и по отношению к морфологическим средствам. (Об иных истолкования МФ см. в [Клобуков 1979: 56; Панов 1999: 80–81].)

МФ по отношению к слову – это «морфологическая разновидность слова (класса слов), несущая определенный комплекс категориальных грамматических значений…» [Бондарко 1976: 603] (аналогичные определения находим у А.А. Шахматова, В.В. Виноградова, Л.В. Щербы, А.Н. Тихонова, А.А. Камыниной и др.); по отношению к словоформе – это «абстрактный грамматический образец, рассматриваемый в отвлечении … от конкретных словоформ с их индивидуальными лексическими значениями…» [Русская грамматика 1980: 455].

Чаще всего МФ определяют по отношению к морфологическим средствам, по существу отождествляя ее с последними. Можно выделить три варианта таких определений. 1. Грамматическая форма – это «языковые средства, служащие для выражения гр. значений» [Розенталь 1972: 75] (аналогично рассматривают грамматическую форму Н.Н. Дурново, А.В. Исаченко, Н.С. Поспелов, В.Н. Сидоров, Ю.С. Степанов и мн. др.).

2. Это «…единство данного грамматического со- держания (значения) с данным грамматическим выражением» [Ахманова 1969: 116] (аналогично: И.П. Мучник, Б.Н. Головин, В.И. Косовский, В.Н. Перетрухин и др.). 3. Это «языковой знак, в котором обобщенное, отвлеченное значение находит свое регулярное … выражение» [Лопатин 1997: 97] (аналогично: Т.П. Ломтев, В.А. Плотникова, В.Н. Немченко и др.).

Если в первом определении отождествление грамматической формы со средствами выражения грамматических значений слова представлено эксплицитно, то во втором и третьем – оно подразумевается. По существу, в них тоже речь идет о морфологическом средстве (аффиксе или вспомогательном слове), только с вычленением его плана содержания и плана выражения.

Думается, однако, что никто из названных лингвистов в действительности не отождествляет МФ с морфологическим средством, оставляя на уровне пресуппозиции тот очевидный факт, что морфологический аффикс существует не сам по себе, а в единстве с основой изменяемых слов. И если эксплицировать это единство, то МФ слова предстанет не как «языковой знак» (см. определение В.В. Лопатина), а как определенная конструкция, в которой этот знак является главной составляющей.

Полную версию статьи читайте в журнале № 1 (1) 2020 по ссылке: http://professor-rusist.ru/svezhij-nomer/

Меню